дома

К 80-летию Владимира Николаевича (Борисов. Десять)

30 июля исполняется 80 лет одному из основателей кадуйского лито (Вологодская область) «Семизерье» Владимиру Борисову. Ниже моё прошлогоднее интервью с ним, подготовленное к 25-летию объединения.
Да и здесь в ЖЖ я о Борисове уже не раз писал: https://al-an-dudkin.livejournal.com/tag/Борисов

Мечта сбывается

Владимир Николаевич Борисов - не только ветеран районного литературного объединения, но и человек с активной жизненной позицией. Он не только пишет стихи и прозу, но и поёт аж в трёх хорах (в народном, ветеранов, инвалидов), но и мастер по плетению корзин и участник ветеранских спортивных мероприятий. Не только печатался в районном литературном альманахе и районной газете, но и в других периодических изданиях: в «Комсомольской правде» и «Вологодском комсомольце», «Череповецком металлурге» и «На страже Заполярья», «Коммунисте» и «Журналисте».

- Владимир Николаевич, давайте начнём разговор наш с самого начала, с детства.
- Отец мой, Николай Семенович, агрономом был, и книг у нас дома было много. Дед Семён, первый председатель первого устюженского колхоза «Верный», а бабушка Евгения в Перской церкви пела. Я, когда сам пою, её вспоминаю. Он - коммунист, а она — православная, поэтому они разошлись. Бабушка жила с нами, читала мне «Библию», учила молиться. И вот такой я, верующий в Бога старичок, пошёл в 1946 году в первый класс.
- В семь лет Вы себя старичком ощущали?
Collapse )
дома

Мои тексты и фото из районной газеты

за февраль 2018 г.

«В беде не сробеет — спасёт...»

Любовь Михайловна Смирнова из тех русских женщин, про которых ещё в 19 веке Николай Некрасов сказал:
Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц…
...
В игре её конный не словит,
В беде не сробеет — спасёт:
Коня на скаку остановит,
в горящую избу войдёт!
Как-то я от неё услышал произнесённую самоиронично народную поговорку: «Я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик». А несколько лет назад на празднике проводов зимы возле мазского дома культуры проходил, казалось бы, исключительно мужской конкурс — тягание пудовой гири. Любовь Михайловна участвовала в нём наравне с 20-30 летними парнями и мужиками и заняла третье место.

Родилась Люба Рогова в середине прошлого века в шекснинской деревне Великое. Тогда деревня состояла из домов тридцати пяти, ферма при ней находилась, конюшня, кузница, овины, где лён трепали.
- Мы прошлый год с сыном Лёшей ездили в Великое, - рассказывает Любовь Михайловна. - Дорога туда — прямо убийство, глина ведь. Приехали, я вышла из машины, туфли сразу водой начерпала. Подошла к своему дому, давно он уже продан, поплакала... А трава — человека скрывает. А раньше в деревне гладенько было, травинки не найти.
Отец её, Михаил Трофимович, - участник Великой Отечественной войны, два раза побывал в немецком плену, долго лечился в военном госпитале.
- Он в своё время был 25-тысячником, - рассказывает Любовь Михайловна, - а после войны руководил отделением колхоза. И всё на лошади, всё на лошади ездил. И я с ним каталась, он заставлял меня двухметровым шагомером замерять кто сколько наработает, сколько травы накосит, свёклы натаскает, льна... Папа умер очень рано, всю войну ведь прошёл. И когда умирал, то приказал привести меня, тогда девятилетнюю, к себе, в больницу, и наказал: «Ты теперь за мужика». И прощения попросил за то, что зарегистрировал меня на два дня позже, чем я на самом деле родилась. По паспорту-то я 29 июня на свет появилась, а на самом деле — 27-го. «Прости меня, доча, - сказал он, - что на два дня больше государству отдашь». Мама так замуж больше и не вышла.
Мать Любови Михайловны, Мария Егоровна, 1921 года рождения, во время войны работала на тракторе ХТЗ, никаких курсов не кончала, сама научилась управлять этой махиной, а потом всю жизнь дояркой трудилась.
- И своё хозяйство у нас было не маленькое: корова, два телёнка, овец голов 27-28, гуси, куры, поросята. За ними смотрела моя сестра Таня. А я после шестого класса стала в летние каникулы работать: зарабатывала проценты сена, на силос брали меня косить. Мама всё просила: «Бабы, поставьте хоть в конец её!» Нет, в середину ставили, проценты, дескать, для всех одинаковые... Всего-то нас у матери три дочери. Был ещё брат старший - Василий. Но умер рано. Помогал отцу дом новый строить, подхватил столбняк, спасти не могли. А рос он не по годам, а по часам, в одиннадцать-то лет ростом был метр семьдесят. Учился очень хорошо, сумку из школы никогда не приносил, на уроках домашнее задание успевал сделать. Нам ведь на занятия приходилось пешком ходить, первые три года учёбы за полтора километра ходили, а потом за семь с половиной. Домой Вася прибежит, дров-воды принесёт, потом к одиноким старушкам отправляется, им помогает: то грядку вскопает, то тех же дров-воды натаскает... В январе этого года ему бы 70 лет исполнилось.

Закончив восемь классов, поступила Любовь Рогова в Устюженский техникум. Стала агрономом, по распределению оказалась в апреле 1973 года в совхозе «Авангард» Кадуйского района.

1 Любовь Смирнова Начало 70-х.JPG

- Посмотрел у меня Путилов, директор он, диплом и поставил руководить Мазской бригадой. А это тысяча гектаров пашни, конюшня тогда ещё была, скотный двор в деревне Бор, ферма в Мазе.
- В это же время Вы с Анатолием Смирновым познакомились? - спрашиваю я.
- Нет, в это время он в армии служил. Но свекровь моя будущая, у которой я одно время квартировала, говорила мне: «Ты никуда, ни с кем, ты для Тольки, ты снохой мне будешь». Он из армии пришёл осенью, 6 ноября, а свадьбу сыграли через два года.
- Вот, послушайте, - говорю я и зачитываю отрывок из статьи Людмилы Демидовой, директора Мазского сельского Дома культуры (районная газета от 9 августа 1975 г.): «Торжественные бракосочетания всегда собирают много людей… Музыка, цветы, сердечные поздравления и… у многих блестят на глазах слёзы волнения. Вот и теперь уже идёт подготовка к предстоящей свадьбе Любови Роговой и Анатолия Смирнова. Малыши, например, подготовят литературный монтаж в честь этого события. Будет собран огромный букет с символическим названием «Счастье»».
- Так и было? - спрашиваю.
- Да, свадьба была комсомольской. Нам автобус выделили, нарядили его… Только Путилов на второй день вызвал на работу: «Картошки у шефов нету, - говорит. - Иди, невеста, накопай». Вот ведь как издевался. Хотя при нём совхоз передовым был. Да мне самой предлагали стать депутатом Верховного Совета, директор в свой кабинет вызывал и из Кадуя приезжали уговаривать. Я согласия не дала. «Вы чего, - говорю, - с ума сошли? Ведь я такая дура».
После рождения первого сына, Алексея, Любовь Михайловна отработала два года совхозным диспетчером, а потом пошла на ферму. Стала дояркой высшей категории, на конкурсы ездила, призовые места занимала.
- И всё равно в депутаты попала, - говорит она, - два созыва в областном совете отбыла.
- А в чём состояла тогда работа депутата?
- На сессии ездила, по кабинетам ходила. Вот для фермы мазской навозный транспортёр выбила, он до самой ликвидации совхоза прослужил. Что-то достала для Барановской, что-то для Рукавицкой. А дояркой я проработала пять лет. В «Авангарде» директором был уже не Путилов, другой человек. И как-то на ферму не привезли корма: все, кто должны были это сделать, запили, а других не организовали. Я, как и бывает со мной, скандал устроила, в пух и прах с директором разругалась, уложила его в кормушку, и заявление об увольнении сразу же подала. Десять дней затем проплакала, мне стыдно было, что я так с директором-то поступила, хотя он сам ко мне приходил, прощения просил, просил остаться в совхозе. Я ни в какую. А потом председатель райпо уговорил пойти в продавщицы... И уговорил на 20 лет.
Так получалось, не само собой, конечно, получалось, а в силу характера Любови Михайловны, что на любой работе, какую бы она ни делала, она добивалась и успеха и признания: целый ящик грамот и благодарностей, то же депутатство состоявшееся и несостоявшееся, а за работу в потребительской кооперации в 1994 году награждена медалью «Отличник торговли».

Девяностые годы для Любови Смирновой — годы трагические, бедовые. В 1996 году старший сын Алексей разбился на мотоцикле, стал инвалидом-колясочником.
- Я приехала на место аварии в пальтишке на ночной сорочке, и в этом же в больнице оказалась. У мужа прямо там ноги отнялись. Он несколько месяцев на больничном был, по дому со стулом ходил. Я, видать, сильнее оказалась. Тарасова, никак её нельзя не вспомнить, Светлана Владимировна, тогда председатель райпо, помогла мне сильно. Во-первых, мы поначалу в коридоре лежали, до Лёши было не дотронуться, он весь в трубочках, а она приехала, шороху в череповецкой больнице навела, мне денег, продуктов привезла. «Никаких, - говорит мне, - чтобы слёз. Гляди, он тебе в глаза смотрит». А во-вторых, каждую неделю два раза меня товароведы проведывали.
- Пролежали мы в больнице три месяца, потом я сына под расписку домой увезла. Когда с мужем по телефону разговаривала, спрашивала его: «Как дела?» Он отвечает: «Всё хорошо у нас, Любаша». А мне тревожно, второй ведь сын Миша тогда ещё в девятом классе учился. Мишка, когда бывал в больнице, попляшет перед Лёшей. Медсёстры смеялись: «К вам опять веселуха приехал». Говорил: «Лёшка, я на врача выучусь и тебя вылечу».
- На мужа не было обидно за то, что рано, через полтора года после трагедии, ушёл из жизни?
- Было, - отвечает Любовь Михайловна. - Я и сейчас, когда на кладбище хожу, матюгом на него: чего тебе не жилось-то. Сейчас бы с внуками водился. Но и всегда спасибо говорю, за ребят наших, за сыновей... Мы ведь с ним хорошо жили, он меня только Любашей называл…

Collapse )
дома

Мои тексты и фото из районной газеты

за январь 2018 г.

К 25-летию литературного объединения «Семизерье»

Виновница «Семизерья»

Интервью

В апреле 2018 года литературному объединению «Семизерье» при Кадуйской районной библиотеке исполнится 25 лет. К этому юбилею газета планирует опубликовать несколько интервью с ветеранами лито.

Татьяна Васильевна Гогулина знакома многим кадуйчанам. Она литератор, поэт, учёный-лесовод, кандидат сельскохозяйственных наук (1993 г.), долгое время изучала влияние золоотвала Череповецкой ГРЭС на культуры сосны, автор трёх сотен книг, брошюр, буклетов, листовок и многих публикаций в газетах и журналах. Среди книг следует выделить «Дедушкин лес» (1990 г.), «Рецепты леса» (в шести книгах 1994-2016 гг.), «Твои двенадцать месяцев» (1995 г., в соавторстве), «Лес и золоотвал» (1996 г.), «Подари мне подалирия» (1997 г., о редких и исчезающих растениях и животных Кадуйского района). Долгое время преподаёт в созданном ею экологическом центре «Зелёная капелька».

ТВ Гогулина 80-е годы.JPG

- На то, что Вы, Татьяна Васильевна, получили профессию лесовода повлиял, в первую очередь, Ваш дед, не маленькая, думаю, заслуга в этом и отца Вашего, и матери, и бабушек. Их жизнь была тесно связана с лесом. Вы продолжили династию. А кто послужил примером в писательском деле?
- Вот посмотрите (Татьяна Васильевна показывает две толстых тетради, каждая из которых более чем на половину плотно исписана), в одной тетради я трижды в день фиксирую погоду: указываю температуру, облачность, направление и силу ветра. А другая — обычный дневник, в него я заношу свои наблюдения и за природой и за людьми. Писать я научилась рано, в дошкольном возрасте. И вот уже тогда мой дед, Павел Александрович Березин, заставил и приучил меня вести такие дневники. Так что пишу я с тех пор. А своё первое стихотворение сочинила в пять лет.
- Помните его?
- Ерунда, конечно: «Много цветочков в саду./ Я их очень люблю. /Особенно розы и астры/ Так хороши и прекрасны./ А на вечерней заре/ Их красивей нет нигде». Серьёзно же я стихи начала писать в седьмом классе. Учитель литературы Людмила Александровна Кузнецова на зимние каникулы дала нам задание сочинить стихотворение онегинской строфой. Я 11 стихов создала и ещё несколько для своих товарищей. Учительница отнесла некоторые из них в редакцию районной газеты, их опубликовали.
- Грамматику стихосложения Вы уже тогда знали? Могли ямб от хорея отличить?
- Конечно. Кроме школьных занятий мне дед преподавал каждый день. У него были свои уроки, уроки немецкого, латыни. Он выдавал нам с сестрой маленькие бумажки, на которых были записаны с одной стороны слова на иностранном языке, на другой перевод. Музыке учил, игре на балалайке. В дополнении к школьному списку необходимых к прочтению книг, дед давал свой. Жюля Верна и Фенимора Купера я читала по заданию деда. Каждый выходной он водил нас на экскурсии то в лес, то на реку, то на луг. О каждой травинке, о каждой встреченной букашке рассказывал. В огороде он разводил много экзотических растений: маньчжурский орех, айву японскую, китайский лимонник, абрикос. Он первым в Кадуе стал выращивать помидоры. Я и сестра постоянно привлекались к работе на его огороде.
- А в детстве Вы много читали?
- Много. Брала в библиотеке по десять книг, быстро их возвращала. Мне не верили, что я их прочитала. Проверяли. Вот библиотекарь Лира Михайловна Цветкова спросила как-то: о чём же «Дон Кихот»? А я в ответ наизусть стихи из этой книги рассказала. В 1965 году, сразу после школы, я поступила в Ленинградскую лесотехническую академию. Там я стала признанным поэтом и корреспондентом институтской газеты «Лесная правда». На втором курсе меня направили на городской слёт студенческих поэтов. Там я выступала со стихами «Лесовод», «Песня таксатора». Там же читал свои стихи Николай Рубцов. И он обратил на меня внимание: я ведь тоже, как и он, вологодская и тоже пишу. Он тогда работал кочегаром на Кировском заводе. Общалась я с ним около года. Как-то мы с ним зашли в редакцию литературного журнала «Аврора», к Евгению Кутузову. Рубцов с Кутузовым долго беседовал о стихах. В то время я ещё несколько раз встречалась с Евгением Васильевичем. А затем, спустя тридцать лет, столкнулась с ним в Кадуе. Он узнал меня. Я его познакомила с работниками кадуйской библиотеки, он стал редактором двух номеров нашего альманаха. Академию я окончила с отличием, стала работать в Кадуйском лесхозе. Продолжала вести дневники и писать стихи. Публиковалась и в районной газете и в областной, в журналах «Юрый натуралист», чуть позднее в «Наука и жизнь». Во второй половине 70-х годов возглавляла общество книголюбов.

ТВ Гогулина 2011 г.JPG

- В 1990 году вышла в свет Ваша книжка для детей «Дедушкин лес». Расскажите об истории её появления.
- «Дедушкин лес» - это цикл рассказов, писала я его в восьмидесятые годы. Тогда в газете «Красный Север» работал по-доброму относящийся ко мне Василий Елесин. Он посоветовал отправить рукопись в Архангельск, в Северо-Западное книжное издательство. Оттуда пришёл ответ, что рукопись может быть издана, но её нужно сократить. Эту работу и выполнил Василий Дмитриевич. «Дедушкин лес» - первая моя книга. Её заметили, в конце 1990 года я принимала участие в работе совещания женщин-писательниц Северо-Запада, которое проходило в Вологде. В 1993 году поэт Виктор Коротаев согласился издать сборник моих стихотворений. Нужны были деньги. Я обратилась к заведующей отделом культуры Татьяне Анатольевне Макартет. Говорю ей: «Мне надо два миллиона (такие тогда деньги были), чтобы книжку издать». «А почему только вам?» - ответила она. И тут же при мне позвонила в библиотеку, спросила, есть ли в нашем районе ещё пишущие люди и предложила библиотекарям организовать их. Получается, что я виновница появления и литературного клуба «Семизерье» и альманаха.

Фотографии:
1. Т.В. Гогулина. 80-е годы.
2. Т.В. Гогулина 2011 г.
дома

Мои тексты и фото из районной газеты

за декабрь 2017 г.

Труднодоступный Сбербанк

Два дня подряд пришлось жительнице Кузьминки добираться до Мазы, чтобы воспользоваться услугами Сбербанка.
- Вчера с грехом пополам на попутках к десяти утра прибыла сюда, - разводит руками пожилая женщина, - а тут — на тебе! - электричество отключили. А обратно на лесовозе ехала, с трудом на эту махину забралась. Вот сегодня опять пришлось.
- А часто так случается, - спрашиваю я, - что вы приходите в установленное время и в установленное место, а Сбербанк закрыт?

DSC_1047.JPG
- Дак, часто или нет — не знаю, - отвечает, - а вот 6 октября по какой-то причине тоже не работал.
- Вы, наверное, нас здесь со вчерашнего дня ждёте, - шутит открывающий двери автомобиля водитель.
Но острая на язык женщина нашла, что ответить.

Мобильный офис № 8638/6010 Сбербанка России работает в Мазе три раза в неделю в течение двух-трёх часов. Предполагается, что здесь его услугами могут воспользоваться жители всех окрестных деревень.
- Жалоб на качество обслуживания не поступало, - поясняют в администрации сельского поселения Семизерье, - машина всегда приезжает согласно графику, не опаздывает. Сбои в основном случаются из-за отключения электроэнергии. А вот со светом у нас беда. Работой электриков недовольны многие.
- Олеся Васильевна Котова работает хорошо, - отзывается об операторе мобильного офиса жительница Мазы, - всегда доброжелательна. К ней приятно ходить. Конечно, раньше, когда отделение Сбербанка находилось в помещение, - показывает женщина на второй этаж здания администрации, - и когда работало чаще и дольше — лучше было. А сейчас и в мороз, и в дождь, когда очередь-то, под открытым небом приходится стоять.
Случаются и длительные перерывы в работе банка, когда водитель автомобиля уходит в отпуск.
- Мой график работы редко позволяет бывать в Мазе в то время, когда там работает передвижной офис, - говорит жительница Нижних. - В нашем посёлке проживает не многим меньше людей, чем в Мазе. Хотелось бы, чтобы автомобиль Сбербанка и к нам заезжал хотя бы раз в неделю.



Фотография:
В ожидании открытия мобильного офиса.